sibeaster (sibeaster) wrote,
sibeaster
sibeaster

Categories:

Фрари-часть 3

Сегодня у нас будет  одна меланхолическая история, пара анекдотов и несколько известных памятников.

Пожалуй, для соблюдения порядка изложения мы и начнем с этих "проходных" памятников, находящихся в правой ветке трансепта, как раз по пути к нашей меланхолической истории и анекдотам. Первым будет конный памятник Паоло Савельи, главнокомандующему венецианской армией во время осады Падуи в 1405 году. Собственно Савельи ничем, кроме своего памятника и нелепой (для воина) смерти от чумы, не прославился. А вот Падуя, которой больше века правило семейство Каррара, то союзное, то противное Венеции, в этом самом 1405 году окончательно вошла в состав Венецианской республики.

Я, признаться, до сих пор пребываю в некотором шоке от конных памятников в венецианских церквах. Всякие надгробия попадались на моем пути раньше, но вот чтоб меринов и кобыл в храм вводить - это уже запредельно.

Рядом стоит (уже без кобылы) еще один воин, а точнее флотоводец Джакопо (Якопо) Марчелло, умерший в 1488 году:
015-памятник Якоро Марчелло
Мне что-то нечего рассказать об этом человеке (все слезы читателей по плану автора должны быть пролиты над судьбой дожа Фоскари), поэтому скромно позволю лишь обратить Ваше внимание на несчастных горбунов, которые несут на себе саркофаг.

Еще один гроб - на этот раз действительно достойного человека. Здесь лежит  блаженный Пачифико (почил в 1437 году), настоятель францисканцев-миноритов, при жизни которого Фрари была построена в нынешнем виде. Этот скромный человек удостоился роскошной терракотовой гробницы не за свои заслуги, а потому что ее ему уступил сенатор (всем понятно, кто кому уступил? Сенатор уступил гробницу настоятелю):
014-памятник блаж. Пачифико
А куда же делся сенатор? - спросите вы. Построил себе новую за государственный счет Лежит рядом, но уж без роскошного саркофага.

Теперь мы еще пройдем через ризницу в смежное с ней монастырское помещение (дальше не пускают, там же архив), где лежит, ожидая пришествия Христова (как все мы, я, признаться, очень скептически гляжу на окружающую действительность - пора бы Ему прийти во славе, а?), дож Франческо Дандоло (1258-1339), правивший с 1329 года. В его правление республика воевала с тиранами Скалигерами, в ту пору обладавшими значительной частью Северо-Восточной Италии, и в результате впервые в истории захватила территории в материковой Италии, в том числе Тревизо. Дандоло прославился не только как воин (сам он по старости не воевал), а как мастер подковерной скорее подстольной дипломатии. Про него рассказывают две легенды:

а) Когда Венеция в очередной раз находилась под папским интердиктом, Дандоло поехал в Авиньон просить прощения у Климента V.  Дандоло спрятался под столом (не пацсталом, а под самым настоящим обеденным), и когда Климент приземлился за столом, к понтификовым ногам и туфлям припал венецианский посол, поливая их горючими слезами. Грозный папа умилостивился. Тамплиеры до такого простого способа примирения с преемником св.Петра не догадались (или гордость помешала) и были сожжены. Правда, корыстолюбивый Климент еще и денег с Венеции получил...

б) Второй эпизод подстольной дипломатии еще более красочный. Во время войны Венеции с Скалиджери (на самом деле это была война всех против всех) в руки веронского тирана попала Падуя. Изгнанный правитель Падуи Марсилио Каррара видимым образом покорился завоевателю, но камешек за пазухой, разумеется, хранил. И вот Мастино Скалиджери послал Марсилио в Венецию для переговоров о мире. Марсилио Каррара и Франческо Дандоло, уже дож к этому времени, официально переговаривались так долго, что пришло священное время обеда. В процессе трапезы Марсилио уронил на пол салфетку. Оба сотрапезника одновременно наклонились за салфеткой, ударились лбами и в этом положении, невидимые для посторонних, договорились о том, что Каррара выбивает веронцев из родной Падуи, а Венеция соглашается вновь признать его тамошним деспотом, правда, уже под протекторатом Республики.

А рассказывал я вам все это, чтобы предварить фотографию гробницы Франческо Дандоло:
016-гробница Франческо Дандоло
Обратите внимание на рельефное изображение Успения Богородицы. Это все еще византийская иконография: Богородица лежит на смертном одре, а Христос принимает в руки Ее душу. Никакого Вознесения Богородицы еще нет,  а на дворе уже XIV век.

На фреске же святые Франциск Ассизский и Елизавета (вот только не спрашивайте, какая) представляют Богородице дожа и догарессу (так жену дожа титулуют). Выбор святых, похоже, обусловлен именами умерших. Кстати, помимо художественных достоинств эта фреска обладает еще и исторической ценностью: перед нами первое дошедшее до нас прижизненное изображение венецианского дожа.

Ну а теперь обещанная меланхолическая, трагическая и сентиментальная история. Мужики, наливайте! Женщины, доставайте носовые платки!
В XV веке, а точнее в 1423-1457 годах Венецией управлял дож Франческо Фоскари. На его долю выпала долгая война "всех против всех", закончившаяся в 1454 году долгожданным Лодийским миром. Ему довелось принимать императора Иоанна VIII, приехавшего на Запад просить помощи против турок. Ему же пришлось наблюдать за падением КПоля в 1453 году. Но столь долгое, насыщенное историческими событиями правление Фоскари так бы и осталось в памяти лишь немногочисленных историков, если бы не та самая меланхолическая и т.д. история. У дожа был любимый сын Якопо (Джакопо). В 1445 году Джакопо был обвинен в коррупции: предполагалось, что дожеский сын брал взятки. Поскольку свидетелей пытали, а обвиняемый бежал из города, так что дело рассматривали в его отсутствие, то можно подозревать и происки врагов, и грустную правду (трудно родственникам власть имущих удержаться от ценных подарков "по дружбе"). Джакопо Фоскари был приговорен к ссылке в Модону - венецианскую колонию на Пелопоннесе. Через 2 месяца молодой Фоскари не явился к месту ссылки, и его имущество было конфисковано. Все происходящее было пока что уголовным преследованием венецианского патриция Джакопо Фоскари, и никакая тень не посмела упасть на репутацию дожа.
Прошло два года - 1447 год. Молодой Фоскари тяжело заболел в изгнании, дож просил о снисхождении, и правительство приняло решение о помиловании юного коррупционера, принимая во внимание заслуги его отца.
Еще три года миновало - 1450 год. В ноябре 1450 года от руки неизвестного убийцы пал сенатор, который в 1445 году был одним из глав Совета десяти, обвинивших Джакопо в коррупции. Первоначально следствие никоим образом не подозревало дожеского сына, но вскоре на него поступил анонимный донос. Подозреваемый не сознался в преступлении даже под пыткой, но неумолимый Совет десяти приговорил Фоскари к пожизненному изгнанию на Крит. Был ли он виновным или нет - понять трудно: все-таки ничего, кроме возможного мотива, следствие предъявить дожескому сыну не смогло. Тем более, что для убийцы приговор был слишком мягким.
Дожу позволили увидеть сына в последний раз. Юноша умолял отца употребить все возможное влияние для смягчения приговора. Отец призвал сына повиноваться законам Республики. Больше они никогда не увиделись на этой земле: через полгода Джакопо Фоскари умер на Крите.
С этого момента Франческо Фоскари сломался: он все меньше интересовался государственными делами, перестал участвовать в важных заседаниях. В октябре 1457 года члены Синьории и три главы Совета Десяти предстали перед дожем с требованием отречься от власти. Одним из делегатов был тот, кто оглашал приговор о пожизненном изгнании покойного Джакопо, - наивысшая бестактность. Франческо Фоскари заявил, что ни Синьория, ни Совет десяти не имеют полномочий его сместить, ибо это прерогатива Большого совета. Делегаты донесли отповедь дожа до Совета десяти в таком виде, что сей почтенный "КГБ" решил не церемониться: никакого заседания Большого совета не будет, дож либо уйдет сам и получит пенсию, либо его силой изгонят из Дворца дожей, а имущество конфискуют.
Выхода не было. Франческо Фоскари отрекся от власти. С его головы сняли корно - дожескую "корону", его перстень преломили, а сам он по ступеням парадной лестницы спустился в лодку и уплыл из Дворца дожей в свой дом. Ему был избран преемник. Через неделю 30 октября 1457 года Франческо Фоскари умер. Члены Синьории и Совета десяти прекрасно понимали, что, хоть причиной смерти свергнутого дожа и стал сердечный приступ, настоящими убийцами являются они.
Поэтому умершему были устроены пышные похороны. В гробу он вновь лежал в корно, а его преемник шествовал за гробом в обычных сенаторских одеждах. Посмертно Фоскари вновь стал дожем...Его роскошную гробницу мы видим в главной апсиде Фрари, справа от алтаря.
Ну и где фотография, - спросите вы. Увы, - отвечу я вам, - во Фрари в пресвитерий туристов не пускают (в отличие от Сан-Дзаниполо), видимо, чтобы тициановский шедевр (о нем в следующий раз) не попортили. А фотографировать в полумраке и под большим углом очень неудобно. Да и в интернете что-то трудно найти нормальную картинку. Вот такая только:
1353321712_venetsiya-216
Я так понимаю, что мужская половина уже напилась с горя, а женская выплакала глаза. Понимаю, меня самого эта история расстрогала.
Поэтому пока что мы с надгробиями завязываем и со следующего раза начинаем любоваться живописными шедеврами.

ПЫ СЫ. Это пост я писал неделю (!) У моего гоблина была какая-то невнятная истерия, он визжал, как резаная свинья. Отвлекаться на посторонние темы было невозможно. Зато теперь гоблин отбыл в недельную командировку, и я начинаю блаженствовать))) Ни дня без поста и молитвы! (последнее строго по желанию, но очень рекомендуется)
Tags: Венеция, Фрари
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments