sibeaster (sibeaster) wrote,
sibeaster
sibeaster

Categories:

Несвятой святой или Повесть о настоящем человеке или Сан-Дзаниполо (часть 1)

Не пугайтесь, только не пугайтесь...Никаких пространных цитат из басен преподобного Шевкунова или эпоса Бориса Полевого здесь не будет. Просто в ходе нашего путешествия мы прогнозируемо подошли к еще одной большой готической церкви - Сан-Дзаниполо, а по совместительству пантеону известных деятелей Венецианской республики. А поскольку мой приезд в Серениссиму был отмечен грандиозным ремонтом фасада Дзаниполо (Ой, ну что вы, зачем столько почестей? Я был готов и нереставрированным фасадом полюбоваться...), так что мне его и рассмотреть-то толком не удалось, мы с вами сразу пойдем внутрь и займемся любимым делом - осмотром надгробий. И одному очень незаметному памятнику и покоящимся за ним останкам (ниже будет объяснено, почему употреблено такое выражение) настоящего несвятого святого и настоящего человека первый рассказ и будет посвящен.

Для начала несколько полезных ссылок для расширения нашего кругозора и, заодно, напоминания вновь присоединившимся читателям:
1. http://www.basilicasantigiovanniepaolo.it/ сайт базилики
2. рассказы автора о другой примечательной венецианской готической церкви и пантеоне Фрари: http://sibeaster.livejournal.com/88046.html и еще три последующих поста
3. римская "тезка" - церковь в честь этих же мучеников на холме Целий http://sibeaster.livejournal.com/19152.html
Еще в электронной версии "Православной энциклопедии" есть статья о Иоанне и Павле, где подробно рассказываются различные версии - легендарные и научные - жизни и почитания этих святых: http://www.pravenc.ru/text/471229.html

Ну а теперь по заявленной теме.
Когда-то давно Кипр принадлежал Венеции (ой, какая сносшибательная новость! Все же "Отелло" читали? Так вот сей ревнивый мавр был наместником Венеции на том острове). В 1571 году турецкий султан Селим II (сын великого Сулеймана I Великолепного и гордости Украины Роксоланы, героини бесконечного сериала, на который я вечно натыкаюсь в телевизоре) потребовал у Республики сдать Кипр, а после ее отказа объявил ей войну. В этой войне все было против Венеции: удаленность от театра боевых действий (а турок от Кипра отделял пролив), неумение христианских держав даже в минуту смертельной опасности объединиться, фанатизм турок и расхлябанность венецианской аристократии, привыкшей к блаженному безделию на прекрасном острове. 1 июля 1570 года турецкий флот причалил к берегам Кипра, в течение июля турки, не встречая сопротивления, захватили Ларнаку и Лимасол, 24 июля началась осада Никосии, а 9 сентября прежняя столица Лузиньянов пала. Преемник Отелло по имени Николо Дандоло вышел настречу туркам в своем пышном одеянии, надеясь на почтительное обращение со своей великолепной персоной,  и был обезглавлен. Голова Дандоло вместе с требованием о немедленной капитуляции были отправлены к коменданту Фамагусты Маркантонио Брагадино. Этот последний и будет главным героем нашего рассказа.

К началу осады Фамагусты ее защитники - венецианский гарнизон и местное население - составляли не более  тысяч человек. Их осаждала турецкая армия не менее 200 тысяч человек. Турки имели постоянное снабжение и получали регулярные подкрепления с материка, защитники же Фамагусты могли рассчитывать только на себя и, может быть, помощь венецианского или испанского флотов. Брагадино имел все основания сдаться, но он принял решение стоять до конца. Осада началась 17 сентября 1570 года и растянулась на всю зиму 70-71 годов. Венецианцы неоднократно предпринимали вылазки в тыл не ожидавшего такой дерзости врага, их артиллерия мног раз уничтожала осадные орудия врага. Более того, в январе к ним все же прорвалось подкрепление - аж целых 1500 человек со своими припасами.

Но время шло, запасы таяли, а помощи больше не поступало. Брагадино был вынужден изгнать мирное население за стены - турки не решились добивать изглолодавших горожан. К июлю 1571 года в городе из съестных припасов остались лишь хлеб и бобы, а весь гарнизон насчитывал всего 500 человек. 29 июля турки предприняли очередной, пятый по счету, генеральный штурм, но венецианцам удалось отбить и его. Цена была высока: убитые и раненые составляли около 2/3 из тех 500 человек. На рассвете 1 августа 1571 года венецианцы выбросили белый флаг. Они продержались против огромной армии более 10 месяцев.

Командующий турецкими силами Мустафа-паша уже неоднократно получал от султана грозные письма, недвусмысленно упрекавшие его в медлительности и бездействии. Поэтому он был только рад наконец-то свершившейся сдаче Фамагусты. Условия, добытые героическими защитниками, были более чем достойными: они со своими знаменами и оружием могли сесть на корабли и беспрепятственно вернуться на родину; те из горожан, кто не пожелал оставаться под властью турок, также беспрепятственно могли со всем своим имуществом уплыть к христианам. Защитники получили от победителей продовольствие, корабли и готовились к отплытию. 5 августа Брагадино с эскортом из старших офицеров и солдат (всего около 350 человек) прибыли во вражеский лагерь для торжественной передачи туркам ключей от Фамагусты.

Во время встречи Мустафа-паша неожиданно впал в истерику, обвиняя христиан в нарушении условий соглашения. Все венецианские офицеры и солдаты были обезглавлены, и из их голов была сложена пирамида у входа в шатер Мустафы. Брагадино отрезали уши и нос, после чего бросили в тюрьму. Его ожидала еще более ужасная и славная кончина.

Две недели он пребывал в темнице, лишенный врачебной помощи, получая лишь жалкое пропитание, чтобы не умер раньше времени. В назначенный Мустафой день Брагадино протащили вдоль городских стен (он уже не мог идти), затем усадили на стул и вывесили его на этом стуле на рее флагманского турецкого корабля на посмеяние матросам. После этого унижения его привели на главную площадь Фамагусты, привязали к столбу, раздели и медленно стали сдирать кожу. Очевидцы утверждали, что мученик был еще жив, когда уже лишился кожи с верхней половины туловища.

Надругательство продолжилось и после смерти героя. Голова и кожа Брагадино были отосланы к султану, равно как и те 350 голов, о которых речь шла выше. Что там произошло с головами, уже узнать невозможно. А вот кожу Брагадино спустя 9 лет венецианцам удалось украсть из султанского дворца. В 1596 году эти ужасные останки были наконец положены в нишу в южном нефе церкви Сан-Дзаниполо.

В XX веке захоронение вскрывали по инициативе одного (точнее одной) из потомков Брагадино. В нише была найдена свинцовая шкатулка, а внутри нее несколько кусков потемневшей человеческой кожи. Они были помещены обратно и вновь закрыты памятной плитой. Когда вы окажетесь в Сан-Дзаниполо, пройдите медленно вдоль южной (правой от входа) стены и среди помпезных дожеских и адмиральских саркофагов вы увидите эту плиту:
006-памятник Маркантонио Брагадину
Requiescat in pace
После всяких Катакомб капуцинов меня уже, как казалось, трудно чем-то ужаснуть. Оказавшись же около этой плиты, я почувствовал, что сознание медленно уплывает. Возможно, что я неплотно позавтракал или надышался свежим морским воздухом...Но как представляю себе, что пережил этот человек...Ой, ладно, так и заплакать можно
Tags: Венеция, Сан-Дзаниполо
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments